Мертвые души — Н.В. Гоголь

«Тебе объяснится также и то, почему не выставлял я до сих пор читателю явлений утешительных и не избирал в мои герои добродетельных людей. Их в голове не выдумаешь. Пока не станешь сам хотя сколько-нибудь на них походить, пока не добудешь медным лбом и не завоюешь силою в душу несколько добрых качеств — мертвечина будет всё, что ни напишет перо твоё, и, как земля от Неба, будет далеко от правды. Выдумывать кошемаров — я также не выдумал, кошемары эти давили мою собственную душу: что было в душе, то из неё и вышло.»

Выбранные места из переписки с друзьями. Из письма по поводу «Мёртвых душ», 1843 год.

В этом году наши горе-режисеры таки добрались и до Николая Васильевича Гоголя свет увидел экранизацию его произведения — «Вечера на хуторе близ Диканьки». При чем там присутствовала его милость и сам автор творения причем даже в главной роли, но как и подобает современным тенденциям — моде в первую очередь Николай Васильевич получился у них — смазливым и галлюционизирующим алкоголиком-наркоманом.

Естественно я никак не мог примириться с текущим положением вещей и решил узнать каким же на самом деле был Николай Васильевич. Для начала я решил проконсультироваться со своим другом-библиофилом, который, в отличие от меня уже перечитал всю классику, он поведал мне, что Гоголь был фигурой темной и мистической, совсем не таким округленьким как мы привыкли видеть его на уроках литературы, напротив у него были острые черты лица, он всегда ходил в черном и чем-то был похож на Григория Распутина. В фильме у Гоголя была фобия и он боялся подойти к Александру Сергеевичу Пушкину и показать ему свою поэзию, а на самом деле все было наоборот — они были друзьями и именно Александр Сергеевич и подсказал Николаю Васильевичу идею для Мертвых Душ.

Теперь поговорим о книге, само произведение на мое удивление, оказалось очень легким и юморным и похоже на «12 стульев», точнее с учетом хронологии это «12 стульев» похожи на «Мертвы души» , видимо авторы черпали вдохновение из этого произведения.  Сама книга, не смотря на объем читается на одном дыхании, я только сел и не заметил как 100 страничек оказалось позади, получается этакой сериальчик о похождениях Чичикова на неделю-другую. Кроме того в произведении очень много старинных и диковинных слов, мне то и дело приходилось нырять в конец книги, чтобы получить разъяснения — можно очень здорово пополнить свой словарный запас, меня поразил тот факт какое образованное общество тогда было, не смотря на то, что далеко не каждый мог получить образование, а в большинстве своем обычный люд был вообще безграмотен. Сейчас образование есть у каждого но мы это не ценим и в итоге многие люди вообще книг не читают. В поэме очень много интересных моментов и наблюдений о жизни людей того времени.

Кстати второй том Мертвых Душ так и не увидел свет, не задолго до своей кончины писатель его сжег, а позже нашли черновик именно со вторым томом, что же именно он сжег так и не было выяснено. Гоголь считал Мертвые своим главным произведением, публикуя которое он как бы выполнял какую-то миссию на земле.

Скажу честно я не ожидал что  Николай Васильевич настолько крут, написать такой объем и при этом сохранить легкость подачи — не дать читателю уснуть, а наоборот с каждой страницей увлекать все дальше и дальше, так что потом на объем и не обращаешь внимание — вот истинное мастерство.

Также хотелось бы выразить большое спасибо нашим режиссерам отважившимся снять такие экранизации побуждающие нас читать классику, а не смотреть Забугорные фильмы аля HellyWood с пивасиком и чипсами.

Ну и на по следок постскриптум хочу привести цитату самого Николая Васильевича о своем произведении:

«Мертвые души» не потому так испугали Россию и произвели такой шум внутри её, чтобы они раскрыли какие-нибудь её раны или внутренние болезни, и не потому также, чтобы представили потрясающие картины торжествующего зла и страждущей невинности. Ничуть не бывало. Герои мои вовсе не злодеи; прибавь я только одну добрую черту любому из них, читатель помирился бы с ними всеми. Но пошлость всего вместе испугала читателей. Испугало их то, что один за другим следуют у меня герои один пошлее другого, что нет ни одного утешительного явления, что негде даже и приотдохнуть или перевести дух бедному читателю и что по прочтенье всей книги кажется, как бы точно вышел из какого-то душного погреба на Божий свет. Мне бы скорей простили, если бы я выставил картинных извергов; но пошлости не простили мне. Русского человека испугала его ничтожность более, чем все его пороки и недостатки. Явленье замечательное! Испуг прекрасный! В ком такое сильное отвращенье от ничтожного, в том, верно, заключено все то, что противуположно ничтожному.

Выбранные места из переписки с друзьями. Из письма по поводу «Мёртвых душ», 1843 год.

Продолжение следует….